Поиск
Меню сайта
История бригады
Фотоальбомы
Наши друзья

 
 
 
 
 ПЕРЕСКОКОВ АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

  16.XII.63--13.VIII.84 Родился в городе Нижний Бурлун Кокчетавской области. Русский. Образование среднее. Член ВЛКСМ. Холост. В Афганистане -- младший сержант, командир отделения, начальник поста регулирования 2-й дорожно-комендантской роты (в/ч 24026). Родители: Перескоковы Владимир Егорович, Анастасия Марковна. С 1972 года учился в Ушакинской средней школе, затем в ленинградском СПТУ No 69, по окончании которого работал электромонтером на Некрасовском телефонном узле связи. 11 октября 1982 г. призван в Вооруженные Силы СССР Тосненским ОГВК. Учебную подготовку проходил в г. Теджен. В Афганистане -- с мая 1983-го. Служил на охране магистрали Хайратон--Кабул. На перевале Саланг тяжело ранен. 13 августа 1984 года умер. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно), медалью "Воину-интернационалисту от благодарного Афганского народа", юбилейной медалью "70 лет Вооруженных Сил СССР". Похоронен на Тосненском городском кладбище.
 
  Андрей остался без отца, когда ему едва исполнилось шесть лет, а младшему брату Володе -- три годика. Анастасия Марковна жила с детьми в одиночестве, работала дояркой. Каждый знает, каков это труд -- практически без выходных. Куда денешься: дети малые, поднимать их надо, большого достатка в доме нет. Так и жили. Мама с раннего утра до поздней ночи -- на ферме, а дети -- дома. Андрей за старшего. Несмотря на свой мальчишеский возраст, справлялся, не забывал при этом об играх и забавах с младшим братом.
 
  Время шло. Анастасия Марковна вышла замуж. У мальчиков появилась маленькая сестренка Леночка. Братья к ней очень привязались, особенно Андрейка. Только вот беда. Андрей стал болеть, а главное -- росточком не удался. Был очень мал. Ходил в школу, в 4 класс, а с виду -- малыш, годков этак 5--6. Болезнь у него была какая-то непонятная даже для врачей, как говорила Анастасия Марковна, расти мальчику мешала. Сколько слез пролито, когда сынишку из одной больницы переводили в другую, когда учебный процесс у него проходил на больничной койке и она, его
 
  мама, в свободные часы до вечерней дойки успевала на электричку в Ленинград, а там -- с Финляндского вокзала до областной больницы, где находился на лечении ее Андрей. На это уходили ни день, ни два, а месяцы, годы. И поди ты, после таких мытарств, страданий мальчика и мамы болезнь отступила! Андрей набирал силу, пошел в рост. В профессионально-техническое училище поступил, специальность хорошую получил, работал электромонтером. Говорят, работящий был паренек, ловкий -- как его мама. А тут время пришло служить. В армию уходил с охотой, с большим желанием. Только об одном просила мама военкомов: не посылать сына в "горячие точки", как принято сейчас говорить. И ее можно понять: столько лет по больницам с сыном. И вот первое письмо, письмо солдата: "Здравствуйте, мама, д. Гена, Вовка и Леночка! С приветом Андрей. Направили нас в Ашхабадскую область, часов 6--7 езды до Теджен-1. Сводили в баню, переодели и теперь числимся курсантами. Не знаю, если не расформируют роту, буду проходить курс механиков-водителей танков. Погода не чета нашей ленинградской, сухо. Всего 3 дня пробыли, а уже загорели. Приеду -- не узнаете. Сейчас пока на карантине. Ну, до свидания. Да, отсюда, с этих курсов, отправляют 50--60 процентов в Афганистан...". Можно понять состояние матери, узнающей, где будет служить сын. Обида, горе, боль, тревога захлестнули Анастасию Марковну. И безнадежность в желании хоть как-то помочь сыну. А он... "Здравствуйте, дорогие родные мама, д. Гена, Вовка, Аленка. Вчера мне было 19 лет. Хоть по стопке выпили за меня? Вы здорово подгадали, бандероль пришла вовремя -- 16 декабря. Спасибо за шоколадки, за курево и, конечно, за сюрприз. Получил я бандероль у прапорщика, так что сержантам ничего не досталось. Закурили и закатили пир. Как ваше здоровье? Как работа? Да, лежит ли у нас снег? И, если сможете, вышлите свежую фотографию нашего семейства... До свидания. Андрей".
 
  Писал подробно обо всем -- образно. Одна беда--даты не ставил. Но иногда по письмам можно определить и число. Хотя бы это письмо -- от 5 февраля 1984 года: "Здравствуйте, дорогие родные мама, д. Гена, Алена, Вовка. Извините, что долго не писал. Нас отправили в ..Колету на ученье на 15 дней. Вот только 4 февраля приехали в Теджен. Сегодня 5 число. Да, Колета запомнилась крепко, погоняли нас за милую душу. Полазили по горам. Кто ходил по горам, тот знает, что 200 метров пройти в гору -- ноги отваливаются. В общем, не чуешь ног под собой, идешь, как на протезах. А тут еще надо нести "раненого" на носилках или на санитарных лямках. Утром подъем в 6.00, зарядка до 7 часов в спортгородке. Потом завтрак, чтоб только не подохли. Еле мазнут каши и хлеба -- посмотришь на солнце, все видно -- 2 кусочка. Масла грамм 7 и чаю глоточка четыре в кружке. Потом в горы до обеда, придешь с гор, еле ноги передвигаешь. И опять этот кошачий обед. Суп -- вода да каши как на завтрак. После обеда занятия в палатках или физкультура. Бежишь по кругу на спортгородке, язык, как собака, вывалишь на плечо, а все равно бежишь. Пробежали кругов 8, сходу на качку пресса, на качку мускулатуры или на турник, 5 минут перекура, потом опять бег и так до 6 часов вечера. Ужин. Потом отбой. Ну, а в общем, мне в Колете понравилось, воздух чистый. Даже увидел снег, дня 3 лежал. В горах красиво. Скалы, обрывы. Лезешь по откосу, вниз посмотришь, дух захватывает. Я почему-то думал, что не смогу лазить по горам (правда, это было на гражданке), а тут ничего. Спокойно переносил высоту. И на переправах через ущелья тоже спокойно переносил высоту. Жаль только, не сходили к водопаду. Не увидел этой красоты. Ну, ладно, еще все впереди, увижу и водопады. Больше новостей нет. До свидания. Пишите. Андрей". Анастасия Марковна еще лелеяла надежду, что сына после Теджена не отправят в Афганистан, но... "А теперь я попал в другое место. Наверное самая лучшая рота в Афганист
 
  Между молодыми солдатами и стариками дружба. Был я на Душаке, на Уланге, в Пули-Хумри, в Кабуле, в Химжане. Там не находил свободного времени, здесь оно есть для того, чтобы написать, почитать газету и просто заняться своим делом. Живем повзводно. В одной комнате -- 10 человек. Есть хорошая баня (с парилкой) прямо как дома, даже лучше. Правда, веников нет. Ваш сын Андрей". "Здравствуйте, мама, д. Гена, Володька и любимая сестренка Аленушка. Как я по вас соскучился, если б вы знали! Вот уже в какой раз меняю место в Афганистане. Сначала с Джанкургана попал в Кундуз, потом -- Хайратон, затем колонной в Душак, с Душака -- на Уланг, с Уланга опять в Душак. И вот теперь, помоему, снова сменю место в ближайшее время. Высылайте конверты в письмах... Я бы сейчас с удовольствием побродил по нашему лесу, сходил бы на ферму да и в Ленинград съездить бы не прочь. Но этого не видать еще год. 16 декабря начнется 100-дневка, потом приказ, я стану уже дедом, а там 183 дня -- и приказ на дембель. Всего ничего осталось, чуть больше 300 дней. Знаешь, мама, как я соскучился по вас... И вот еще какая вещь: недавно я постарался вспомнить расположение мебели в квартире -- и не смог. Не болей больше, мама, дороже тебя нет у меня никого. Крепко целую. Андрей. До свидания". Письма, письма, письма... Они полны чувств, надежд, тревоги за будущее. По ним узнаем истину солдатского бытия на афганской войне и ценности человеческой жизни. "Здорово, браток! Пришел только с поста и мне сходу дали твое письмо. Прочитал -- и как будто краем глаза заглянул домой. Да, браток, неизвестно еще, как повернется судьба (индейка). Сейчас очень жарко. Ну, ладно, служба есть служба, даже сейчас нельзя ничего писать. Короче, сегодня 27 апреля. Короче, Афган, есть Афган... Писать есть много чего, но нельзя... Ты вообще-то правильно сделал, что ушел из училища, у кого какое призвание, кому быть военным, а кому -- рабочим, видно, у
 
  тебя рабочая кость. Я получил твое письмо и фотокарточку. Ты сильно возмужал. Андрей". В конце апреля Анастасия Марковна ехала в автобусе на работу. "Смотрю, -- рассказывает она, -- солдаты роют могилу. Я еще и говорю: "Господи, кому же это?". -- Да вроде, говорят из Афганистана привезли... Я, знаете, на это как-то и внимания не обратила, от сына письма приходили часто. До обеда отработала -- и вдруг начались головные боли, места себе не находила. Позже узнала, что это был Владимиров Витя. Он погиб на перевале Саланг. А ведь мой сын был начальником поста регулирования дорожно-комендантской роты. Тогда я не знала Евгении Александровны, мамы Вити. Только с того апреля не могла успокоиться. Сердце и головные боли не давали покоя ни днем, ни ночью. Часто стала выходить "на больничные". Да и Андрейка почему-то стал реже письма писать. А если и получали от него весточки, о войне в них ни слова. Только сердце матери не обмануть". "Здравствуйте, дорогие родные мама, д. Гена, Лена, Володька! Моя жизнь идет своим чередом: дни текут и служба движется к завершению, через месяц у меня день рождения, исполнится 20. Давно ли в школу пошел? Как все вспомнишь, так очень домой тянет. Да, мама, ты выслала бандероль с носками шерстяными, еще можно положить варежки меховые, ну и письменные принадлежности". "...потихоньку готовлюсь на дембель. Купил дипломат и мыльно-пузырные принадлежности. По-прежнему стою на посту регулирования. З.наешь, мама, раньше думал, как же ты можешь каждый день вставать в 4 часа. Сейчас сам встаю в 4. Так что встречаю каждый восход и заход солнца. И привык уж к этому, весь день на воздухе. Думаю после армии пойти работать в экспедицию. По моим нынешним привычкам, не удержусь где-нибудь на заводе. Ну, что еще написать? Да, как там Леха и Юрка. Не думает ли Леха жениться? Вообще-то он обещал подождать меня. Не знаю, дождется или нет. И напиши, как же там Володька. Не пропадает вечерами с дев-чатами? Да, все хотел узнать, где служит Акулов и Долгов? До свидания. Андрей". Анастасию Марковну госпитализировали из-за постоянных изнуряющих головных болей. Лежала в больнице Выборга. В 2 часа ночи ее разбудила медсестра и говорит: "К вам пришли из военкомата насчет сына". Анастасия Марковна ответила: "С сыном все в порядке, командир части прислал письмо, пишет, что служит Андрей хорошо, да и сам вот письмо написал". Прошло минут десять, медсестра снова пришла: "Анастасия Марковна, одевайтесь во все темное, выйдите, вашего сына привезли в Тосно". В военкомате маме передали дипломат с вещами сына и сказали: 9 дней назад Андрей погиб, выполняя задание по боевому патрулированию на перевале Саланг.
 
  В перестрелке его тяжело ранило разорвавшейся миной и 13 августа 1984 года он умер. Военкомат выделил ей 250 рублей, на работе кое-что собрали, помогли, да своих было у Анастасии Марковны немного -- вот на эти деньги и похоронила сына. Теперь их четверо матерей в Тосно, чьи дети погибли в Афганистане. "Стали мы все как родные, -- говорит Анастасия Марковна, -- я часто навещаю Екатерину Ивановну Алексееву -- она больной человек и очень одинока: то продукты занесу, то просто проведаю, а то и письма сыновей перечитываю вместе с нею. Так тяжело обо всем говорить. Но надо. Может, кто прочитает в нашей Книге о моем сыночке или о Владимирове Витеньке, о Ниночке Евсиной да напишут нам о них. Так хочется в это верить".
Помянем, третим...
салам, шурави...
Вторник
22.10.2019



Логин:
Пароль:
мини-чат
Почта@278-odkbr.ru
Логин:
Пароль:

(что это)
онлайн плеер
Архив новостей
Кто в строю

В строю: 1
Залётных: 1
Пользователей: 0
Verification: 4675b3c0b23e6b08